?

Log in

No account? Create an account
О МУДРОМ ПРАВЛЕНИИ И УДИВИТЕЛЬНЫХ ПОДВИГАХ КРЫССА, ГУБЕРНАТОРА… - zajkov [entries|archive|friends|userinfo]
zajkov

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Dec. 20th, 2006|03:39 am]
zajkov
О МУДРОМ ПРАВЛЕНИИ И УДИВИТЕЛЬНЫХ
ПОДВИГАХ КРЫССА, ГУБЕРНАТОРА ФОМСКОГО.

Предисловие.

Город Фомск придумал томский писатель Колупаев. Но тот Фомск, который он описал, сильно отличается от нынешнего. С тех пор много изменилось. Ведь сейчас Фомской областью правит губернатор Крысс, который по нынешней российской традиции, почти ничем не отличается от градоначальников Салтыкова-Щедрина.

1. КАК ГУБЕРНАТОР КРЫСС СВОИМ МУРЛОМ ЕДРАСТАМ ПОМОГАЛ.

Однажды в славном сибирском городе Фомске решили очередные выборы в Думу городскую провести. И совпали эти выборы с ожиданием события для всего Фомска знаменательного – тотальной прихватизации имущества городского. Из-за сего события замечательного, многие лица премногоуважаемые, ранее для себя считавшие западло депутатами городскими быть, ломанулись туда с большой денежкой.
Была в том Фомске партия самая уважаемая, из одних чиновников и их холуев состоящая. О народе постоянно думающая. Как бы его половчей ограбить. Не было у нее за душой ни дел, для народа пользу принесших, ни поддержки народной. Ничего у нее не было, кроме административного ресурса. То есть было у нее все. Деньги, из бюджета сворованные. Милиция и прокуратура, ради нее на любое преступление готовые. Суды послушные, по звонку любые решения принимающие. Профсоюзы лизоблюдствующие. И Большая Волосатая Лапа в Москве.
Называлась та партия «Единая коррупция России». Герб имела, на коем чиновник в медвежьей шкуре нарисован был. И два лозунга, сверху и снизу на гербе написанных. Сверху шрифтом готическим красовалось грозно: «Чиновники-хапуги всей России, соединяйтесь!», а внизу извивалось филигранью игривой: «Чиновник в медвежьей шкуре страшнее волка в овечьей». Фомичи название партии сокращать привыкли до «ЕдР», а оттого членов партии той ласково «едрастами» прозвали.
К выборам едрасты подготовились основательно. Протащили закончик, по которому в депутаты можно было попасть по партспискам. Нашпиговали остальные партии своими людьми. Например, в список партии пенсионеров по особой программе «Все лучшее – детям чиновников!» поставили известного всему Фомску губошлепа. Сына многоуважаемого господина, душившего весь Фомск коммунальными тарифами, чью фамилию все давно забыли, зато помнили его любимую фразу: «Тарифами зарежу!» И других таких же пенсионеров, людей значительных, с мерседесами и сотнями тысяч ежемесячного дохода.
А вот на самих выборах у едрастов проблемка вышла. Выяснилось, что хоть и завалили они весь Фомск своей агитацией на деньги ворованные, не очень фомичи за них голосовать желают. Слишком народ им за все благодарен. И за необходимую жилую площадь в размере трех могил на одного человека. И за закон о монетизации, принятый для того, чтобы в карманах у народа меньше монет было. Стало ясно, что нужны меры радикальные.
Собрались едрасты на «малину». Все пришли. И губернатор Крысс, и господин Квакс, и председатель избиркома старикашка господин Коза, и давно занимавшийся фальсификацией выборов на ниве образования господин китайского происхождения Ху И И по кличке «Ху есть ху», и многие другие. Совещались, совещались, ничего нового придумать не могли. Пока не встал во весь рост общепризнанный гений едрастовский, бывший полумилиционер-полубандит, а сейчас полудепутат-полубандит Жидяра, и всем дорогу не указал. «Мы должны использовать авторитет наиблагороднейшего губернатора Крысса», - сказал он.
А авторитет у губернатора Крысса был огромный. Все это знали. Поэтому был он губернатором бессменным. Его соперники из-за его авторитета свои кандидатуры на выборы выставлять боялись. Из-за этого Горбатому, его начальнику отдела кадров, постоянно на губернаторские выборы приходилось кандидатов в губернаторы подыскивать, да так, чтобы эти кандидаты губернаторскому вкусу соответствовали. Иначе Крысc их мог не утвердить. И тогда выборы были бы безальтернативными, что противоречило бы святым принципам показушной демократии.
Рейтинг Крысса был самым большим в области. Если на выборах он падал, его тут же поднимали. Господин Коза отдавал приказ своим некромантам из избиркома, покойники вставали из могил и строем шли голосовать за губернатора. По этой причине господин Коза никогда не вычеркивал умерших из списков избирателей. На членов участковых избирательных комиссий вдруг снисходило просветление, и они чувствовали желание не пришедших на выборы избирателей проголосовать за Крысса. И выполняли их волю. Студентов садили на автобусы и возили их от участка к участку, где они голосовали по дополнительным спискам избирателей. Рейтинг губернатора снова взлетал выше небес. Не было случая, чтобы из сотни пришедших на выборы избирателей за Крысса проголосовало бы меньше двухсот сорока шести.
Губернатор Крысс собрал всех чиновников. «Недавно я где-то услышал,- сказал он, - что будто бы я не имею право использовать свое должностное положение во время выборов. Чушь, конечно полнейшая, разве найдется в Фомской области кто-то, кто сможет мне хоть что-то запретить? Но на всякий случай я обращаюсь к вам с просьбой, как простой избиратель к простым избирателям: сделайте все, чтобы мои любимые едрасты набрали как можно больше голосов. И обратитесь, как простые избиратели, с такой просьбой ко всем своим подчиненным. А теперь, - добавил он, - я обращаюсь к вам как губернатор. Если кто-то считает, что просьбу простого избирателя Крысса можно не выполнять, то пусть сразу считает себя уволенным».
Вскоре фомичам стало некуда деться от губернаторского мурла. Оно глядело на прохожих с огромных баннеров, призывая голосовать за едрастов. Подъезды были замусорены газетами, с которых губернаторское мурло, хорошо истоптанное ботинками, обращалось к жильцам: «Я, простой избиратель Крысс, прошу вас поддержать едрастовскую «Федеральную народную программу» и проголосовать на выборах за едрастов-федерастов!» Губернаторское мурло висело на каждом столбе, каждом заборе. Крыссиное мурло вместе с чиновниками, директорами, мелким криминалом, высокопрофессиональными подхалимами от «общественности», и другими столь же уважаемыми лицами агитировало за едрастов с витрин магазинов.
И результат не замедлил сказаться. При подсчете голосов оказалось, что в Фомске едрасты набрали всего лишь 18 % - самый худший результат у едрастов по России. И начались разборки. «Кто в избиркоме посмел не сделать свою работу? Всегда подбрасывали 20-25% бюллетеней, тогда почему сейчас у едрастов оказалось всего лишь 18 %? На мое мурло понадеялись? Коза, ну ты и козел! Нечего мекать и блеять, что какие-то кандидаты напугали твои комиссии, начав проверять списки избирателей в день выборов. И ловить автобусы с передвижными избирателями. Я тебя сейчас с избиркома сниму и на сельское хозяйство поставлю. Председателем сельсовета! А ты Ху И И, чего скалишь зубы? Думаешь, я сейчас твою рыжую китайскую рожу вместо Козы назначу? Почему подчиненные тебе учителя на избирательных участках мало бюллетней едрастам подбросили? Тебя зачем поставили руководить городским образованием и в политсовете едрастовском держат? Чтобы ты выборами занимался. В образовании ты все равно ничего не понимаешь, все развалил, да и приказы твои, по-китайски написанные, никто прочесть не может. У тебя есть хоть какие-то оправдания? Ну и что, что какой-то там депутат на тебя наехал? Это не оправдание. Да даже на меня наезжали, но сам председатель Центризбиркома Вишня-Ков сказал, что я обладаю всеми правами простого избирателя. Пиши сейчас же заявление об увольнении и не на китайском языке!»
Только как виноватых не ищи, результат все равно не изменишь. А все потому, что поддерживать можно только авторитетом настоящим. А не дутым, придворными лизоблюдами нарисованным…

2. СВАТОВСТВО ГУБЕРНАТОРА КРЫССА.

Однажды фомскому губернатору Крыссу в голову очередная светлая мысль пришла. К нему в голову мысли иногда приходили. Где-то по одной в приемный день раз в две недели. Одна лучше другой - гениальные, мудрые, светлые. Его заместители сразу определяли, к какому виду они относятся.
Например, о светлых мыслях губернатора Крысса можно было фомичей извещать. Где-то с месяц разъясняя в газетах, чего в них светлого есть. К великому удивлению губернаторскому, который и сам не догадывался, какие великие и многозначительные замыслы в его мыслях скрывались. В глубокой тайне от Крысса. Что результатом очередной поездки в родную Германию будет бурный рост удоев у фомских свиноматок и широкое внедрение прогрессивной сантехники. А поездка отдохнуть в Шри-Ланку в сопровождении огромной банды подхалимов, холуев и подхолуйчиков будет иметь колоссальнейшее международное значение, сравнимое лишь с переходом Суворова через Альпы и с походом Ельцина в германское варьете.
Мудрые мысли полагалось проводить в жизнь в тайне от фомичей, дабы они не слишком губернаторской мудростью восхищались, закидывая его при случае какой-нибудь тухлятиной. Иногда от мудрости губернаторской, в тайне административной несохраненной, даже отказываться приходилось. Как это случилось с идеей закрыть для маршруток главную площадь фомскую, во всех городах традиционно площадью Ленина прозванной, чтобы членовоз губернаторский безо всяких помех с нее выезжать мог.
От мыслей гениальных губернатора отговаривали осторожно, дабы не разгневать, и хранили их в секретности строжайшей. Иначе фомичи недалекие, гениальность губернаторскую не осознавшие, могли решить, что у Крысса совсем крыша съехала.
Так вот, очередную мысль губернаторскую его заместители сразу сочли гениальной. Но потом, хорошенько подумавши, решили, что она мудрая. А после небольшого совещания, где Крысс в очередной раз пообещал, что всех их уволит, если они ее в жизнь не проведут, пришли к выводу: мысль – светлая. И ее придется реализовать, даже если при этом самого Крысса уволят из губернаторов за слишком наглую придурь. Что поделать, потери всегда неизбежны…
А дело вот в чем было. Год назад губернатору Крыссу пришла мысль пригласить к себе в гости на выпивон и свести вместе кремлевского мальчика Володю и германского канцлера Швабера. Под коньячок, в душевной обстановке расположить в себе Володю и тем самым укрепиться в кресле губернаторском, а может, и даже выше подняться. Да и международный престиж не помешает. Называться все это мероприятие должно было новомодным словом «саммит», а не банкетом или фуршетом, как раньше было принято.
Под банкет этот денежку надо было немалую. Это простым людям надо всего лишь выпить и закусить, ну может, еще девиц для компании. Расходов всего ничего. А у «VIP»-лиц все масштабней. Если шлюхи, то только политические. А вы хоть представляете, во сколько обходится хор «едрастов» во главе с депутатом Жидярой, в сарафанах и кокошниках, исполняющий визгливыми голосами песню «К нам приехал наш любимый, канцлер Швабер дорогой»? Там же с каждым в отдельности договариваться приходится… А для того, чтобы один раз присесть и перекусить по дороге – заранее дома строится с охраной и горничными по всему маршруту движения! А толпа высокопоставленных блюдолизов? А тысячи «местных жителей», коих возят из города в город для организации «народного одобрения»? Миллионы баксов сгорают без счета…
С большим скрипом выдернул Крысс нужную денежку из бюджета. Сперва по детским садам прошелся. Порезал им финансирование и повысил оплату за детский сад. Крысса детки интересовали всегда только собственные. Разумеется, проделал он это руками депутатов областных, которые всегда губернатору услужить мечтали. Это деньги были для банкета, как капля в море, но курочка по зернышку клюет. Собрались и другие зернышки…
Но потом незадача вышла. Хоть уговорил Крысс Швабера с Володей на банкет приехать, те особо не торопились. Не нужен им был этот банкет. Все время откладывали. Откладывали, откладывали, а потом появилась в Германии какая-то то ли Мюркель, то ли Муркель, и выгнала Швабера шваброй из кресла канцлерского. И сама в него села. Банкет и обломился…
В общем, впустую Крысс потратил и деньги, и гений свой административный. И тут-то ему мысль и стукнула то ли в голову, то ли в еще какое место (мысль губернаторская непостижима и пути ее неисповедимы): «Приглашу Муркель на банкет и женюсь на ней». Чем все окружение свое в оторопь ввел…
Вызвал к себе Крысс свою политическую советницу мадам Соколову. Женщина она была умная, но давно иллюзии все растерявшая, вследствие реалий административных. Советы она давала путем гадания на кофейной гуще и прочих подсобных предметов. Потому как способы более современные, вроде аналитических записок, Крысс не понимал вследствие консервативности и особенностей интеллекта.
Соорудила мадам Соколова кофейную гущу из растворимого кофе, растасовала, как карты, документы со стола губернаторского. И начала…
«А для ума твоего умного губернаторского, будет тебе, красавчик, сорок флаконов «Хедер шолдерс». А для сердца твоего…» «При чем здесь «Хедер шолдерс», откуда ты его взяла?» «Выпало так, видишь, написано, сорок флаконов «Хедер шолдерс» для личных нужд губернаторских…» «Ты мне не увиливай и время не тяни, сразу гадай на женитьбу с Муркель»!
Вздохнула мадам Соколова и бросила веером документы губернаторские. Взглянула и закручинилась. «Выпало, что в женитьбе вашей будет Муркель киской, а ты крыской. Значит, будет она тебя любить, как киска…» А про себя добавила: «… крыску». Давно узнала мадам Соколова на своем горьком опыте, что не о всем можно говорить губернатору…
«А что означает слово «любить» в данном контексте?» - поинтересовался губернатор.
«Готовность реализовать комплекс административно-управленческих решений, повышающих Ваш престиж в глазах мальчика Володи» - немного презрительно, немного грустно сказала мадам Соколова.
Вот тогда и стал вовсю Крысс готовиться к свадьбе. Позвонил своему главному экологу господину Еве и спросил, не знает ли он чего-нибудь про вечные ценности германские, знанием которых на Муркель впечатление произвести можно. А тот сразу ответил: «Кирха, киндер, кюхе».
Ну с кюхе проблем не было. Всяких кухонь и СВЧ-печей в Фомске было сколько угодно.
С киндером было сложней. По возрасту губернатору иметь больше киндеров уже не полагалось. Но и этот вопрос был решен. Придумал Крысс: «Приедет кремлевский мальчик Володя, он и будет киндером»! Тем более, что любой губернатор российский мечтал, чтобы кремлевский мальчик Володя согласился хоть стать его киндером, хоть его самого в киндеры взять. Ведь полюбили губернаторы мальчика Володю горячо сразу же, как только он в Кремле появился. Особенно после того, как он пообещал сам губернаторов назначать.
Все даже сразу вступили в «Общество поклонников мальчика Володи», как только о нем услыхали. Было там много членов правительства, депутатов и каких-то странных типов с накрашенными губами и в женской одежде. Все взахлеб рассказывали, как они балдеют от мальчика Володи, и где они разместили его портреты: в кабинетах, в спальнях, в ванных, в туалетах. Потом выяснилось, что это было общество голубых. Можно было и сразу догадаться, что когда много взрослых дядей любят одного мальчика, то любовь эта – голубая. Члены общества до сих пор держат «портреты для мастурбации» в своих кабинетах. Даже губернаторы. Ведь лучше записаться в голубые, чем вызвать неудовольствие мальчика Володи.
И только потом до губернатора дошло – кирхи-то нету. И ее стали срочно строить в Бах-саду на деньги областные, без документов строительных, вопреки законам российским. А прокуратура это беззаконие прикрывала усердно. Потому как основным законом в области Фомской был не какой-нибудь Устав области, а толстая жопа губернатора Крысса. И прокуратура знала, что ее место – под ней.
И хотя нет еще свадьбы Крысса и Муркель, у них скоро появится незаконнорожденное дитя.
Поэтому мальчишки уже сейчас на заборах пишут:
Крысс + Муркель = кирха.

12 октября 2005 года – 31 января 2006 года Сергей Зайков
ПРИМЕЧАНИЕ. Некто господин Сухоплюев на официальном бланке как заместитель губернатора обратился к прокурору Томской области Панову относительно части первой (насчет мурла) этого произведения, поскольку считал, что в нем "содержатся клеветнические измышления в адрес руководства области". Как выявилось позже, сделал он это с подачи нынешнего депутата ГД РФ Жидких В.В., которому об этом настучала Борщова с гостелерадио. Больше всех суетился с целью привлечь меня за клевету помошник Жидких Неверов В.В., но вышел облом. Прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. По этому поводу была заметка в "АиФ" (Томск) "По лезвию ножа", ноябрь 2005 года, http://aif.sibr.ru/index.phtml?p=archive&f=1&y=2005&m=11&w=28&o=all&sa=1&sn=1&a=667 .
linkReply

Comments:
[User Picture]From: la_mia_bimba
2010-03-02 10:33 am (UTC)
Дяденька, почем нынче мордобитие КРЫССА для народа?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: 158advocate
2010-03-02 01:13 pm (UTC)
подойди к ближайшему мусору, ё
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: viktorib
2010-10-22 11:57 am (UTC)
Вау, просто офигенски.... Ух.... )))
(Reply) (Thread)