?

Log in

No account? Create an account
Сергей Зайков ПОЧЕМУ И КАК НУЖНО БОРОТЬСЯ ПРОТИВ «ОБВИНИТЕЛЬНОГО… - zajkov [entries|archive|friends|userinfo]
zajkov

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Jan. 10th, 2011|12:13 pm]
zajkov
Сергей Зайков ПОЧЕМУ И КАК НУЖНО БОРОТЬСЯ ПРОТИВ «ОБВИНИТЕЛЬНОГО УКЛОНА?
Убийства милицией граждан – одно из следствий «обвинительного уклона».

Содержание.
1. Что называют «обвинительным уклоном»?
2. О существовании аналога «обвинительного уклона» в гражданском процессе.
3. Что в «обвинительном уклоне» опасно для общества?
3.1. Поддержка властью «обвинительного уклона».
3.2. Систематическое нарушение конституционных прав в уголовном процессе.
3.3. Применение «секретного законодательства».
3.4. Применение избиений и пыток милицией, убийства ей граждан.
3.5. Основные виновники убийств граждан милицией.
3.6. Необходимость в ответном самосуде.
4. Что можно сделать против «обвинительного уклона»?
5. Пример заявления о предоставлении информации, на основании которой можно установить наличие «обвинительного уклона».

1. Что называют «обвинительным уклоном»?

Хорошо известно, что в российских судах крайне низкий процент оправдательных приговоров. Например, по статистике, в районных судах их 0,3 % (хотя утверждают, что на самом деле гораздо ниже). Это явление ошибочно называют «обвинительным уклоном», неверно полагая, что оно связано с создаваемым судьями неравенством сторон в уголовном процессе, и систематическим предпочтением ими позиции обвинения.
Для того, чтобы бороться с «обвинительным уклоном», сперва необходимо правильно понять, что он из себя представляет, его происхождение, какова его опасность для общества, кто именно его насаждает.
Является ли это явление действительно обвинительным уклоном? Очевидно, что нет. В сталинский период, когда обвинительный уклон был крайне силен, оправдательных приговоров было 8 %. Может ли быть, чтобы в обществе, называющем себя демократическим, обвинительный уклон был намного сильней, чем в сталинский период? Такое просто невозможно. Причины явления в чем-то другом, причем в чем-то таком, что не имело столь большой силы в сталинский период.
«Обвинительный уклон» является одним из следствий гораздо более широкого явления – нарушения конституционного права на равенство перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Это явление возникло при перестройке, во время приватизации государственного имущества. Тогда судьи, прокуроры и милиция прибрали к рукам то, что плохо лежало – они прихватизировали закон. И начали распоряжаться им бесконтрольно. Благодаря чему в России не действуют законы, зато представители закона благоденствуют.
Была создана действующая сейчас неофициальная государственная идеология разделения населения России на элиту, прислугу и быдло, по которой элита могла безнаказанно делать что угодно с прислугой и быдлом, а прислуга – с быдлом. Например, милиционеру (прислуге) дозволяется убить быдло (работягу или профессора), если это делается без шума, не публично. Убийства журналистов и представителей общественности – другое следствие того же явления.
Меньшее количество оправдательных приговоров, чем в сталинский период, объясняется тем, что обвинительный уклон в то время сдерживался идеологией «народности» государства, нынешнее же неравенство ничем не сдержано. Официозная демагогия о законности и наличии у граждан прав никакой реальной основы не имеет, поэтому сдерживающим фактором являться не может.
Причиной официального признания «обвинительного уклона» является не наличие статистики, доказывающей его существование. Причина в том, что лицемерно и ханжески называя явление «обвинительным уклоном», российская власть скрывает его суть. Легальное определение «обвинительного уклона» дано в ст. 305 УК РФ – вынесение судьей заведомо неправосудного решения (до десяти лет).
«Обвинительный уклон» в уголовном процессе объясняется участием в процессе прокурора (прислуги) на стороне обвинения против гражданина (быдло), что заранее делает уголовный процесс предрешенным. Что и доказывает статистика.

2. О существовании аналога «обвинительного уклона» в гражданском процессе.

Неверно полагать, что неравенство прав в суде распространяется только на уголовный процесс в виде «обвинительного уклона». В гражданском процессе то же самое, при неравенстве сторон исход дела предрешен. Было бы странно, если бы в уголовном процессе судьи в массовом порядке выносили заведомо неправосудные решения, а в гражданском процессе те же судьи выносили бы исключительно правосудные.
Но в гражданском процессе вследствие его природы почти невозможно вычленить такие неравноправные дела. Пожалуй, исключением являются судебные процессы в сфере ЖКХ, являющиеся массовыми и однотипными, с одними и теми же обстоятельствами, по которым можно установить существование аналога «обвинительного уклона» в гражданском процессе. Пример такого массового систематического вынесения заведомо неправосудных решений описан в моей статье «Неправосудие мировых судей» от 17 сентября 2006 в Пресс-Атташе.ru, http://www.press-attache.ru/Article.aspx/mediacrime/2794 . Суть статьи в том, что ОАО «Томские коммунальные системы», не имея правоотношений с томичами, подали на них больше 5.000 исков и выиграли их. Хотя судьи обязаны были отказать им в исках.
Опишу подноготную этих судебных процессов. Администрация Томской области, мэрия г. Томска, руководство ОАО «ТКС» и ОАО «Томскэнерго» проводили совместную махинацию по разворовыванию муниципальных средств и обанкрочиванию ОАО «Томскэнерго». Администрация заставила ПЖРТ и МЖЭПы заключить договора, по которым деньги за тепло с томичей собирали не они (хотя по ст. 540 ГК РФ правоотношения с томичами были именно у них), а ОАО «ТКС». При этом обязанность рассчитываться за тепло с ОАО «Томскэнерго» у них оставалась. Зато, в соответствии этим договорам, ОАО «ТКС» не было обязано никому отдавать собранные деньги. Хотя небольшую их часть ОАО «ТКС» все же отдавало ОАО «Томскэнерго». В итоге ОАО «Томскэнерго» недополучало присвоенные ОАО «ТКС» деньги, которые ему оказались должны муниципальные предприятия, этих денег не получавшие.
Дошло до того, что МЖЭП-31, который банкротили, от отчаяния, вопреки указаниям администрации, подал иск на ОАО «ТКС», требуя вернуть 7.279.474 рубля 94 коп., полученные как неосновательное обогащение. Которые были нужны МЖЭП-31, чтобы расплатиться с ОАО «Томскэнерго». Разумеется, представитель третьего лица, ОАО «Томскэнерго», Маловата Н.В., указал в суде, что ОАО «ТКС» не обязано возвращать полученные им деньги томичей, т.к. по договору, может это делать исключительно добровольно. И 2 ноября 2005 года арбитражный судья Григорьев С.В. отказал в иске по делу № А67-10584/05.
Для проведения этой махинации было необходимо ее прикрытие не только прокуратурой Томской области (в частности, ее обеспечивал нынешний прокурор Томска Федотов), но и со стороны судебной системы. Председатель Томского областного суда Кайгородов организовал массовое принятие заведомо неправосудных решений в пользу ОАО «ТКС», которые были необходимы для реализации махинации. Иначе, если бы судьи стали выносить решения, что томичи обязаны платить за тепло муниципальным предприятиям, а не ОАО «ТКС», махинация бы лопнула.
Такое обеспечение махинаций администрации и связанных с ней фирм является обычной практикой российской судебной системы. В этом можно легко убедиться, посмотрев судебные процессы, хотя бы, по искам управляющих компаний. Которые, как правило, либо неофициально принадлежат чиновникам, либо выплачивают им мзду.
Дела, выигранные в сфере ЖКХ против жилищно-коммунальных фирм, или идущие вразрез с судебной практикой обеспечения иных махинаций администрации, составляют не больше тех же 0,3 %, характерных для «обвинительного уклона».

3. Что в «обвинительном уклоне» опасно для общества?

3.1. Поддержка властью «обвинительного уклона».

Сам факт, что российская власть признает существование «обвинительного уклона», но не желает ничего против него делать, равносилен официальному признанию, что его поддержание является государственной политикой. Ведь власть фактически поощряет массовое вынесение судьями заведомо неправосудных решений под усыпляющую болтовню о судебной реформе. Народу судебная реформа не нужна - народу нужно правосудие. Но власть не хочет допустить существования в России правосудия.
Необходимо подчеркнуть особую роль в «обвинительном уклоне» прокуратуры. Настаивая в судебных процессах на признании недопустимых доказательств допустимыми, и поддерживая другие злоупотребления в судебном процессе, прокуроры злоупотребляют своими должностными полномочиями в своих личных карьерных целях. И должны нести личную ответственность за эти злоупотребления. А такие злоупотребления имеют систематический характер по всей России. Участие в процессе в качестве обвинителя не снимает с прокурора обязанности соблюдать закон, и добиваться его соблюдения.

3.2. Систематическое нарушение конституционных прав в уголовном процессе.

Вследствие «обвинительного уклона» обвиняемые не могут реализовать в уголовном процессе целый ряд конституционных прав, т.к. судьи не допускают возможности их реализации. Например, на равенство перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ), право не быть задержанным на срок больше 48 часов без судебного решения (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ), право на государственную защиту прав и свобод (ч. 1 ст. 45 Конституции РФ), право на судебную защиту прав и свобод (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ), право пользоваться помощью защитника (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ), на доказательство виновности в установленном законом порядке, на толкование в пользу обвиняемого неустранимых сомнений в виновности (ч. 1, 3 ст. 49 Конституции РФ), на неиспользование доказательств, полученных с нарушением закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ), на состязательность и равноправие сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Это перечисление только кажется сухим, но за каждой из упомянутых статей стоит множество человеческих трагедий.

3.3. Применение «секретного законодательства».

Особую опасность представляет широкое применение «секретного законодательства» в виде «секретных приказов» «два-ноль-четыре» и «два-ноль-шесть» к закону об ОРД при вынесении судебных решений. По этим приказам в уголовном процессе в качестве доказательств используются оперативные данные, не проверенные в судебном заседании. Хотя в ч. 1 ст. 108 УПК РФ содержится прямой запрет на их использование при заключении под стражу, но отсутствует аналогичный запрет для их использования при вынесении приговора. Объясню, как это делается. Оперативник приносит судье оперативное дело, и тот его читает. Иногда судье приводят свидетелей. Разумеется, защита об этом не знает, к материалам дела ничего не прикладывается. Потом судья выносит обвинительный приговор, указывая, что обвинением предоставлено достаточно доказательств вины обвиняемого. Не мотивируя, что это за доказательства. К недоумению защиты, т.к. в деле вообще нет никаких доказательств. Потом защита пишет кассационные жалобы, не зная, что именно обжалует. И получает отказы в их удовлетворении, опять же, на неизвестных ей основаниях.
Важно учесть, что данные в оперативных делах часто не соответствуют действительности, грубо сфабрикованы с учетом, что никто не будет их проверять.

3.4. Применение избиений и пыток милицией, убийства ей граждан.

Использование избиений и пыток для получения «явок с повинной» и показаний широко распространено по всей России. Особо распространены такие пытки как «ласточка», «слоник», пытки электричеством («телефон»), изнасилование или его имитация (чаще всего, при помощи милицейской дубинки). Без признания судьями (и прокурорами) таких доказательств допустимыми, эти пытки в значительной степени утратили бы свой смысл. Но судьи автоматически признают их допустимыми (да как они могут признать незаконной пытку быдла прислугой?), и выносят решения на их основании, зачастую при фактическом отсутствии иных доказательств. Поэтому пытки являются царицей доказательств в России.
Результатом судейской поддержки пыток является, во-первых, широкое их применение. Во-вторых, систематические убийства граждан милиционерами, привыкших безнаказанно бить и пытать попавших к ним в руки граждан. Эти убийства, как правило, совершаются не в одиночку, и на глазах у других милиционеров. Которые не препятствуют пыткам, относясь к ним как к исполнению обычных милицейских обязанностей. Если граждане пытаются привлечь милиционеров к ответственности, то подвергаются за это преследованию, зачастую – уголовному, с участием судей и прокуратуры на стороне милиции. Исключение составляют случаи, когда очередное убийство становится слишком известным. Тогда усилия судебной системы и прокуратуры направляются на то, чтобы сохранить сложившуюся пыточную систему. Замять скандал, и скрыть систематический характер избиений и пыток в милиции. Традиционный способ – устраивают показательный процесс в отношении одного из милиционеров, и осуждают его на большой срок. Его подельников не трогают, чтобы не вскрылся систематический характер проведения пыток в милиции. Показательный процесс – это показуха, т.к. он ведется вопреки сложившейся судебной практике. В обычных процессах милиционеров не признают виновными в убийствах, в показательных – признают.
Приведу в качестве примеров убийства милицией в Томске Никонорова, предпринимателя Вахненко, журналиста Константина Попова и Жиглина. Смерть Никонорова и Попова была аналогичной, оба умерли от повреждений, причиненных засовыванием им в задний проход подручных предметов (упоминавшаяся мной имитация изнасилования). Никоноров не был известен, поэтому никого не осудили за его убийство (прокурор на суде отказался от обвинения милиционера Мамалимова в убийстве (его осудили за избиение знакомых Никонорова). По шумному делу с убийством Вахненко, убивший его Никифоров получил большой срок. Но подельников не тронули, хотя было известно, что это убийство происходило с молчаливого одобрения целого корпуса ОБЭП (экспертиза даже установила, что труп Вахненко не выбрасывался из окна, т.е. был на глазах у всех вынесен через проходную ОБЭП). По получившем международную известность убийству Попова обвиняют только милиционера Митяева, хотя очевидно, что это убийство – групповое. Чтобы скрыть групповой характер, судебный процесс сделали закрытым. По недавнему убийству Жиглина следствие пока не делает ничего, ожидая, станет ли это убийство известным, пока не зная, можно ли его замять.
Тот факт, что власть отказывается принимать реальные меры против «обвинительного уклона», фактически означает поощрение государством убийств граждан милицией.
Особо стоит отметить созданную в УФСИН систему выбивания «явок с повинной» с заключенных, включающую в себя организацию государством не только избиений и пыток, но и изнасилований заключенных, которая в немалой степени обеспечивает показатели по «раскрываемости» преступлений.

3.5. Основные виновники убийств граждан милицией.

Основными виновниками убийств граждан милицией являются председатели областных судов (и областные прокуроры, но в меньшей степени). Ведь именно они, организуя «обвинительный уклон», обеспечивают безнаказанность и выгодность применения избиений и пыток для милиции. На мой взгляд, самый простой и эффективный способ прекращения убийств томичей милицией – посадить на кол на площади Ленина председателя Томского областного суда Кайгородова. Желательно, не одного, а в сопровождении президиума областного суда. С разъяснением причин. И сделать то же по всей России. Не стоит считать этот способ наведения законности нетрадиционным. Он соответствует библейской традиции – око за око, зуб за зуб, т.к. такая казнь аналогична убийству Никанорова и Попова, и многих людей по всей России.


3.6. Необходимость в ответном самосуде.

Вследствие такой государственной политики становится правомерным ответный самосуд со стороны граждан, как последнее средство отстоять свои права. Т.к. их фактически лишают возможности иным образом отстаивать свои права, защитить от произвола себя, своих родных и близких. Самосуд неправомерен только в обществе, в котором есть правосудие. В России правосудия нет. Поэтому любой, кто отрицает правомерность самосуда в России, либо конченый идиот, совершенно оторванный от действительности, либо конченый подлец, стремящийся лишить людей последнего средства защиты.

4. Что можно сделать против «обвинительного уклона»?

Мы имеем дело с явлением, которое гораздо шире и опасней, чем «обвинительный уклон», за который его выдают. Оно поддерживается должностными лицами, находящимися на ключевых постах во всех властных структурах, объединенных круговой коррупцией. Поэтому воевать с ним в лоб малоэффективно. На мой взгляд, наилучшее – разрушить круговую поруку. Первый способ – игра на противоречиях между группировками, находящимися у власти. Второй – установление личной ответственности для тех, кто поддерживает «обвинительный уклон». Как только встает вопрос о личной ответственности, то каждый чиновник начинает думать прежде всего о себе. И сваливать ответственность на коллег.
Власть не случайно не трогает вопрос о том, кто именно должен нести ответственность за «обвинительный уклон». Поэтому такой вопрос надо поставить. Сделав официальные запросы о том, сколько уголовных дел рассмотрел конкретный судья за последние несколько лет, сколько обвинительных и оправдательных приговоров он вынес. Сколько в конкретном суде за последние несколько лет рассмотрено уголовных дел, сколько обвинительных и оправдательных приговоров вынесено. Почему данная статистика не вывешена на всеобщее обозрение в фойе конкретного суда, тем самым лишая обвиняемых права знать, возможна ли реализация его конституционных прав у конкретного судьи. И о своем праве заявить отвод судье (или суду) на том основании, что данный судья или суд придерживаются «обвинительного уклона», что полностью исключает право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство. И сделать такие запросы в массовом порядке, по каждому судье, по каждому суду.
Такая статистика при умелом ее использовании может быть использована, во-первых, для отводов, во-вторых, для постановки вопросов о личной ответственности судей и председателей судов, насаждающих «обвинительный уклон» в своих судах. Разумеется, эти вопросы должны ставиться максимально публично.
Необходимо поставить перед властью вопрос о проверке законности всех решений судов таких типов, законность которых легко проверяема. Например, проверка всех решений о содержании под стражей (были ли конкретные фактические обстоятельства, на основании которых было необходимо заключение под стражу), проверка соблюдения трехчасового срока задержания без протокола, 48-часового срока задержания без решения суда. Такая проверка способна установить огромное количество вынесения судьями заведомо неправосудных решений, и дать основания к привлечению их к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ.
Особый вопрос об ответственности прокуроров, которые вопреки закону в уголовном процессе добиваются использования недопустимых доказательств, заведомо ложно трактуют закон и т.д. Являясь юристами, они могут совершать эти действия только с прямым умыслом добиться вынесения заведомо неправосудного решения.
Необходимо всегда учитывать, что в соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции РФ обвиняемый не может считаться виновным только на основании вступившего в законную силу приговора суда. Кроме этого, необходимо, чтобы его виновность была доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Если порядок нарушен, то виновным он не считается. Поэтому любые ссылки, что судом что-то установлено, можно отметать на том основании, что нарушен порядок.

5. Пример заявления о предоставлении информации, на основании которой можно установить наличие «обвинительного уклона».

В настоящее время я являюсь обвиняемым по «делу об ударе по губернаторской морде» по ст. 318 УК РФ. По негласному распоряжению по моему делу творится откровенный, ничем не прикрытый беспредел, описывать который я сейчас не буду. Если по обычному делу шанс получить оправдательный приговор, независимо от обстоятельств, составляет не более 0,3 %, то по моему делу, учитывая его заказной характер, он составляет где-то 0,3 % от 0,3 %, т.е. 0,0009 %. Хотя состава преступления по ст. 318 УК РФ нет. Но на суде это вряд ли будет иметь хоть какое-то значение. Т.к. потерпевшим по делу значится губернатор Томской области Кресс В.М., полностью контролирующий судебную систему Томской области. Поэтому для меня крайне важно соблюдение судом хоть каких-то моих прав, чтобы я имел какой-то шанс выиграть в лотерее с шансом 0,0009 % (мне нередко такое удавалось).
Я подал через канцелярию следующее ходатайство о предоставлении информации, сколько обвинительных и оправдательных приговоров вынес судья, попросив разрешить его еще принятия мной решения, заявлять мне отвод судье, или нет. Ведь если судья раньше ни разу не выносил оправдательный приговор, с чего вдруг произойдет такое чудо, что он его вынесет? Разумеется, в нем было отказано.
Подавая заявление, я не ожидал сразу какого-то успеха. Это только пробный камень, который надо хорошенько обработать и превратить в серьезное оружие против «обвинительного уклона». Поэтому происшедшее не стоит рассматривать как неудачу, необходимо обдумать, как сделать такие запросы более эффективными.
Я заявил отвод судье, в связи с тем, что он скрывает факт, придерживается ли он «обвинительного уклона» и могут ли быть при нем реализованы мои конституционные права. Прокурор Балдин, возражая против отвода, заявил, что уже утверждение обвинительного заключения прокурором означает виновность обвиняемого. Т.е. как должностное лицо Российской Федерации, официально признал, что виновность устанавливается не судьей, а прокурором, а судья Еремеев ничего не решает, участвует в деле только формально. И судья Еремеев воспринял это как должное. После отвода Еремеев отказал мне даже в допуске трех защитников, хотя УПК РФ не содержит оснований такого отказа. Показав, что в этом процессе никакие мои права соблюдаться не будут.
Текст заявления привожу ниже.

Копия Президенту РФ Медведеву Д.А.
Судье Кировского районного суда г. Томска Еремееву А.В. от Зайкова Сергея Юрьевича, обвиняемого
ХОДАТАЙСТВО № 1-С/29.12.2010 (по делу № 2010/465)

Мне было сообщено по телефону, что в настоящее время Вы назначены судьей по моему делу.
Является общеизвестным и официально признанным фактом, что суды Российской Федерации систематически выносят заведомо неправосудные решения по уголовным делам в пользу обвинения, и данное явление систематического вынесения заведомо неправосудных решений официально лицемерно и ханжески называется «обвинительным уклоном».
Кировский районный суд г. Томска пользуется репутацией суда с ярко выраженным «обвинительным уклоном», его прозывают «прокурорским», имея в виду вовсе не то, что председатель суда Жуков ранее работал в прокуратуре, а то, что любое обвинение, выдвинутое прокуратурой, поддерживается судьями Кировского районного суда г. Томска вне зависимости от присутствия или отсутствия доказательной базы такого обвинения.
К сожалению, мой личный опыт подтверждает репутацию, сложившуюся у Кировского районного суда г. Томска. Достаточно упомянуть некоторые факты по моему делу. Жуков назначал для рассмотрения вопроса о заключении меня под стражу и о продлении этого срока только судей пенсионного возраста (Совалкова, Назарова, Пиляй), которых легко контролировать, т.к. их можно отправить на пенсию. Совалкова вынесла решение о заключении меня под стражу, не приведя в нарушение ч. 1 ст. 108 УПК РФ в решении ни одного конкретного фактического обстоятельства, из которого следовала бы необходимость заключения меня под стражу. Судьи Галяутдинова и Пиляй принимали решения еще до разрешения моих заявлений об их отводе. Судебные заседания назначались до того, как дела подавались в суд (и соответственно, раз дела не были поданы в суд, то не могли быть назначены судьи, которые должны были их разрешать). И это только начало списка явных нарушений…
В случае рассмотрения моего дела судом, придерживающимся «обвинительного уклона», в принципе не могут быть реализованы мои конституционные права, установленные ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 22, ч. 1 ст. 46, ч. 1, 3 ст. 49, ч. 2 ст. 50, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ на равенство перед законом и судом, право на свободу и личную неприкосновенность, на судебную защиту моих прав и свобод, на доказательство моей виновности в установленном законом порядке, на толкование в мою пользу неустранимых сомнений в моей виновности, на неиспользование доказательств, полученных с нарушением закона, на состязательность и равноправие сторон.
При принятии мной решения о заявлении или незаявлении Вам отвода я вправе знать, возможно ли соблюдение моих конституционных прав при рассмотрении Вами дела или их реализация в принципе невозможна вследствие «обвинительного уклона.
На основании вышеизложенного,
прошу предоставить мне информацию до рассмотрения мной вопроса, заявлять Вам отвод или не заявлять, о том, сколько уголовных дел Вы рассмотрели за последние пять лет, с разбивкой по годам, сколько по ним Вы вынесли обвинительных и сколько оправдательных приговоров.
/Зайков С.Ю./

каталог бизнес идей для среднего и малого бизнеса
linkReply

Comments:
From: (Anonymous)
2011-02-06 03:17 pm (UTC)
Не могу подтвердить аккаунт тут.Мое имя Алексей, Сергей Юрьевич Ваши почтовые ящики указанные здесь в журнале не работают, писал на оба и письма не доставлены, а мне очень хочется знать Ваше мнение по данной ситуации изложенной в моем письме. Очень прошу выйдите на связь, моя эл. почта: mi4@sibmail.com и mi4@mail2000.ru , в ответ вышлю письмо
(Reply) (Thread)
From: adroitr
2011-03-13 05:35 am (UTC)
(Reply) (Thread)